Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: конец прекрасной эпохи (список заголовков)
15:48 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Таню с четвертого все называют шалавой.
Ей чуть за двадцать, ребенку - три с половиной.
Все потому, что Таня не поздоровалась с бабой Клавой,
Та в отместку назвала Татьяну продажной скотиной.
Во избежание очередного скандала
Таня боится рассказывать, что ребенка усыновила.

Это Кристина из двадцать второй квартиры,
Вчера перекрасилась из розового в зеленый.
"Наверняка, подражает идиотским своим кумирам,"-
Думает Саша, безнадежно в нее влюбленный.
Кристину ждут десять сеансов химиотерапии.
Ну и затылок полностью оголенный.

Это, знакомьтесь, типичный худой очкарик
Саша, что учится на четвертом курсе физмата.
У него, говорят, с собой всегда иностранный словарик,
В интеллигентной речи не слышно ни слова мата.
Саша хватается за стипендию, потому что его зарплата
Слишком мала, чтобы прокормить малолетних сестру и брата.

Это Денис, с ним жить рядом - одно издевательство.
Страшно в темном подъезде: Дэн на учете в милиции.
Он прошлым летом врезал за пьяное домогательство
К девушке.. парню, что оказался сыном министра юстиции.
Теперь Дэна ждет судебное разбирательство
СИЗО, передачки, кассации и петиции.

Это Марина, она, мягко говоря, полновата…
Местные дети громко кричат: «Толстуха!»
Вес выше среднего, фигура одутловата.
…Марина близка к уже месяцу голодухи.
Нарушение гормональное – это, знаете ли, чревато.
Лишний вес появился не от отсутствия силы духа.

Это женатая пара Сергей и Екатерина,
Больше всего на свете мечтающие о ребенке.
Для людей создается отчетливая картина:
зачем карьеристке дома стирать пеленки?
У Екатерины не такая возвышенная причина:
Стенки маточных труб для детей у нее слишком тонки.

Этот слишком богат, этот удавится за копейку,
Этот чрезмерно брезглив (у него обнаружили СПИД).
Эта мадемуазель круглый год ходит в телогрейке.
(У нее к двадцати пяти – хронический острый цистит).
Думаешь, ты простой? Стань другим на недельку.
Расскажешь потом, какой ярлык теперь на тебе висит.


Алена Танчак

@темы: конец прекрасной эпохи

09:47 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Сентябрь
Утром мать и отец
идут в детский сад.

Как раз поспел урожай - на ветвях висят
тяжелые пухлые дети с розовыми боками,
в рубашках из свежих листьев,
с крепкими черенками,
нежные, полупрозрачные - косточки видно насквозь,
бери и срывай, коли нашел своего.

Мать говорит,
иные берут по пять,
нашего снова нет, сколько можно ждать?
Я бы его любила,
кормила, купала, ласкала.
Поищи нам, отец, кого-нибудь среди палых.

Паданцы прячутся у корней, пугливые, как зверьки,
у них помяты бока, поломаны черенки,
их собирают в корзины и выставляют на вход,
вдруг кто-нибудь возьмёт.

Хмурый отец садится возле корзин,
думает: хоть бы сын...

Мать и отец возвращаются шумной улицей.
Он то хохочет, то вдруг начинает хмуриться.
Осеннее солнце гладит бурые крыши.
У неё в подоле шевелится, хнычет, дышит

и пахнет яблоками.


lllytnik

@темы: конец прекрасной эпохи

16:31 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Этой весной Дмитрию сорок три,
У него цинизм, мизантропия и гастрит,
Иногда головные боли,
Но, в целом, Дмитрий держится молодцом и собой доволен.
Для подчиненных он Дмитрий Иванович, всегда опрятный, подтянутый и усатый,
Для детей от второго брака - раз в год приходящий Санта.
Диме пять, он любит сладкую вату и когда мама забирает его из сада.

Екатерине (для знакомых Катеньке) двадцать восемь,
Двадцать девять наступит осенью.
Старость придет не скоро, то есть, наверное, никогда,
Все остальное, тем более, не беда.
Кажется, что еще будет время прожить все начисто, листик выкинув черновой.
Катерина третий раз собирается выйти замуж, чтоб стать вдовой.
Кате семь, ей улыбается одноклассник - и больше не хочется ничего.

Александру почти тридцать один,
У него свой бизнес, семья, два ротвейлера, дом в кредит,
Хороший костюм, модная стрижка, ни одна прядь не выбивается у виска.
Когда хочется сдохнуть, он пьет "вискарь".
Александр всегда знает, что ему нужно, что ждет его завтра и послезавтра,
Когда уместнее ложь, когда приятнее полуправда.
Саше девять, больше всего на свете он мечтает стать космонавтом.

Летом счастье, как будто, кружится в воздухе,
Прохожие заражают друг друга улыбками. Его зовут Витя,
Он любит играть в индейцев, вождей черноволосых и краснокожих,
Ему хочется все увидеть, узнать, успеть - просыпаться рано, ложиться поздно.
Когда тебе три, мир кажется ярким, красочным, удивительным,
Словно нет ничего невозможного.


Rowana

@темы: конец прекрасной эпохи

15:57 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Алиса, в стране пиздец уж который день:
зайцы на площади требуют срочно марта,
их избивает ОМОН, но почти без азарта,
об этом судачат на кухнях, в кафе, мансардах,
но лично участвовать всем, разумеется, лень.

Главная пресса теперь – "Зазеркалье News",
повесть о хладобойне как жанр буколик.
Из средств общения – лишь спиритический столик.
Белый Король, рапортуют, все также стоек
и не проснется, храня нерушимый союз.

"Следуй за мной!" – Белый Кролик кричит тому,
кто плохо болеет за сборную по крокету.
Шляпник задержан за сделанную из газеты
шапку. Повсюду требуют заполненную анкету,
а чай нынче пить можно только по-одному.

Дух Рождества неустанно крепить в борьбе,
призывают с экранов, все время срываясь на нерве.
Нам обещают свой луна-парк, WikiLeaks, Аненербе…
Но это все на земле, Алиса, а там, на небе
только и говорят, что о море и о тебе.


Маленький товарищ Микки-Маузер

@темы: конец прекрасной эпохи

06:03 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Дело в том, что у меня есть младшая сестра Сашенька. Она крепко младшая - то бишь, дитятку четыре года. Пару недель назад, когда мы с папенькой соревновались в выговаривании слова "Эйяфьятлайокудль", оказалось, что Сашенька владеет незаурядными способностями к исландскому языку. Не выговаривая правильно большинство русских слов, название вулкана она произнесла слету.

Вчера папа нашел баг. На примере рахат-лукума выяснилось, что Сашенька любые явления, имеющие достаточно витиеватое название, именует эйяфьятлайокудлем.

s.locker

@темы: конец прекрасной эпохи

19:38 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Про молитвы

Господи, сделай так, чтоб все, кого я люблю,
умерли после меня. А лучше ты так не делай.
Это я плохо сказал, наверное, я мудак,
я непрерывно туплю и только в сортире смелый.

Господи, сделай так, чтоб я никогда не боялся,
чтоб я никогда не ссал, чтоб я непрерывно жил.
Господи, помни меня, я же тебе не враг,
я же тебя люблю, вот только пятка дрожит.

Господи, я неправ, я ничего не знаю,
Господи, я живу и не втыкаю, зачем.
Господи, я умру, я всегда умираю.
Ты для меня невидим. Я для тебя - нем.



егор трубников

@темы: конец прекрасной эпохи

19:54 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
...Тогда пророк дал мне свою Библию и говорит: открой, говорит, на странице 48, вторая колонка, шестая строка сверху, третья буква справа — это БУКВА Щ!!! О как! А?! Вот она, сила-то Господня!



про белочек и зайчиков

когда умирают белочки, зайчики горько плачут,
водочку пьют немножечко, ушки подмышки прячут.

когда умирают зайчики, ежики плачут горько,
катаются, словно мячики, теряя в пыли иголки.

когда умирают девочки, мальчики бьются об стеночки,
мальчики бьют тарелочки, режут в ванночке веночки.

когда умирают мальчики, девочки горько плачут,
а после рожают новеньких.

а то ведь пиздец иначе


Егор Трубников

@темы: конец прекрасной эпохи

17:59 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
осень опять надевается с рукавов,
электризует волосы - ворот узок.
мальчик мой, я надеюсь, что ты здоров
и бережёшься слишком больших нагрузок.
мир кладёт тебе в книги душистых слов,
а в динамики - новых музык.

город после лета стоит худым,
зябким, как в семь утра после вечеринки.
ничего не движется, даже дым;
только птицы под небом плавают, как чаинки,
и прохожий смеется паром, уже седым.

у тебя были руки с затейливой картой вен,
жаркий смех и короткий шрамик на подбородке.
маяки смотрели на нас просительно, как сиротки,
море брызгалось, будто масло на сковородке,
пахло темными винами из таверн;

так осу, убив, держат в пальцах - "ужаль. ужаль".
так зареванными идут из кинотеатра.
так вступает осень - всегда с оркестра, как фрэнк синатра.

кто-то помнит нас вместе. ради такого кадра
ничего,
ничего,
ничего не жаль.

vero4ka

@темы: конец прекрасной эпохи

18:10 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
СЕБЕ, ЛЮБИМОМУ, ПОСВЯЩАЕТ ЭТИ СТРОКИ АВТОР

Четыре.
Тяжелые, как удар.
«Кесарево кесарю —богу богово».
А такому,
как я,
ткнуться куда?
Где для меня уготовано логово?

Если б был я
маленький,
как Великий океан,—
на цыпочки б волн встал,
приливом ласкался к луне бы.
Где любимую найти мне,
такую, как и я?
Такая не уместилась бы в крохотное небо!

О, если б я нищ был
Как миллиардер
Что деньги душе?
Ненасытный вор в ней
Моих желаний разнузданной орде
не хватит золота всех Калифорний.

Если б быть мне косноязычным,
как Дант
или Петрарка
Душу к одной зажечь!
Стихами велеть истлеть ей!
И слова
и любовь моя —
триумфальная арка-
пышно,
бесследно пройдут сквозь нее
любовницы всех столетий.

О, если б был я
тихий,
как гром,—
ныл бы,
дрожью объял бы земли одряхлевший скит.
Я
если всей его мощью
выреву голос огромный —
кометы заломят горящие руки,
бросятся вниз с тоски

Я бы глаз лучами грыз ночи —
о, если б был я
тусклый,
как солнце
Очень мне надо
сияньем моим поить
земли отощавшее лонце!

Пройду,
любовищу мою волоча.
В какой ночи,
бредовой,
недужной,
какими Голиафами я зачат —
такой большой
и такой ненужный?


В. Маяковский

@темы: конец прекрасной эпохи

15:18 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Это мир заменяемых; что может быть смешней твоего протеста.
Поучись относиться к себе как к низшему
Из существ; они разместят чужой, если ты не пришлешь им текста.
Он найдет посговорчивей, если ты не перезвонишь ему.

Это однородный мир: в нем не существует избранных – как и лишних.
Не приходится прав отстаивать, губ раскатывать.
Ладно не убедишь – но ты даже не разозлишь их.
Раньше без тебя обходились как-то ведь.

Миф о собственной исключительности, возникший
Из-за сложной организации нервной деятельности.
Добрый Отче, сделал бы сразу рикшей
Или человеком, который меняет пепельницы.


веро4ка

@темы: конец прекрасной эпохи

05:44 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Можно крутить ногами планету-шарик,
Можно по жизни все время стоять на месте.
Если я в этой сфере хоть как-то шарю:
Руки в карманах, и, стало быть, мы не вместе.


Julber

@темы: конец прекрасной эпохи

12:41 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Кошка Шредингера

Доктор Шредингер, Ваша кошка еще жива.
Написала бестселлер, прекрасно играет в покер
(На каре из тузов ей всегда выпадает джокер),
Раздает интервью, в интернете ведет журнал,
И, сказать по секрету, весьма популярный блоггер.

Ящик – форма Вселенной, какой ее создал Бог.
Геометрия рая: шесть граней и ребра-балки,
По периметру – вышки, забор, КПП, мигалки.
Иногда вспоминается кресло, камин, клубок,
И его почему-то бывает ужасно жалко.

Доктор Шредингер, Ваша кошка не видит снов,
Бережет свою смерть в портсигаре из бычьей кожи,
Не мечтает однажды создателю дать по роже,
Хочет странного – редко, но чаще всего весной.
Любит сладкое. Впрочем, несладкое любит тоже.

Вероятности пляшут канкан на подмостках стен,
Мироздание нежится в узких зрачках кошачьих.
Ваша кошка, герр Шредингер, терпит невольный плен
И не плачет. Представьте себе, никогда не плачет.


Светлана Ширанкова

@темы: конец прекрасной эпохи

15:50 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Куплю я себе дверь междукомнатную
Поставлю её в самом центре кухни
Буду ходить сквозь неё меж комнатами:
С кухни на кухню. И наоборот !

joffa

@темы: конец прекрасной эпохи

15:23 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Боже, храни Пеппилотту.
Она не сильна ни в быту, ни в науках, ни в вере в себя,
и учить ее жизни - настолько же действенно,
как и читать сопромат голубям,
ее радости считанны, ночи длинны,
а победы не больше, чем птичий глоток,
и наверное, вряд ли когда-нибудь выйдет
какой-нибудь зримый и явственный толк
из рассеянной рыже-седеющей девочки
в синем коротком пальто
и дешевой косынке -
немного не в тон...

Пеппилотта - не вкладчик в историю,
все, что ей надобно - кофе, коньяк, пахлава,
остальное - слова, и от съеденных сладостей
ей остаются все те же слова,
ароматы засушенных роз меж страницами Маркеса,
простыни в крупный горох
на двуспальной кровати,
где только во сне собираешь тепло из оставленных крох...
Восемнадцать ее беспокойных любовников
вили гнездо у нее на груди,
но никто не сказал "Пеппилотта, останься",
а мог бы - один...

Так храни ее, господи -
лучше, чем тех, кому много дано и ничто не дано.
Пеппилотта все знает о снах и секундах,
о том, как становится кровью вино,
как любовь превращается в скуку,
как все расстаются, в однажды отмеренный срок,
как с утра разлучает иных неразлучных
и тащит по важному делу метро...
Если день уготовит нам пищу,
какой не осилим и тоже проснемся - никем,
Пеппилотта оплачет обоих
и сделает запись
в своем дневнике.


Ася Анистратенко

@темы: конец прекрасной эпохи

15:21 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Мы единственные постояльцы в окрашенном охрой
Двухэтажном домике – фористерии у самой ограды
Виллы Мирафиори. Ходим по слежавшйся, мокрой
Палой листве, мелкой гальке. Британские технократы,

Помешавшиеся на Конан – Дойле и его прозорливом герое
Съехали позавчера, завещав металлический чайник
И увядший цветок. Сквозь серое небо порою
Проглянет бледное солнце. В начальных

Днях декабря, непривычном бездельи – особая прелесть,
В неизбежном вечернем дожде и утреннем птичьем гаме.
Монумент во славу Отечества здесь называют «Вставная челюсть».
Листьев все же больше над головою, чем под ногами.

Ежедневно восходим ко храмам, не считая ступеней
Истории средних веков, отданной епископам и тиранам.
Два месяца мы гостим у птиц, камней и растений.
Люди тоже встречаются. И это кажется странным.


Борис Херсонский

@темы: конец прекрасной эпохи

12:37 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Боже, храни меня маленькую, глупую, с сигаретой
Боже, пусть найдёт меня кто-то внимательный
Чтобы заметить – ты слишком легко одета
Для этой зимы, для метели, для стужи
Чтобы быльше не становилось хуже

Боже, пусть будет камин и кошка, или хотя бы кот
Чтобы любознательный свой носишко
Совал в ладонь, чтобы мурлыкал и грел живот
А я была счастлива без передышки

Боже я очень много болтаю, и всё больше болтаю чушь
Собираю фантики, блёстки, корки от мандаринов
Боже, надеюсь ты и меня простишь и поймёшь
За то, что тащу к себе словно мышь
Все то, из чего потом составлю свою картину

Боже, ты ведь простишь мне и тех врачей
Которые порошком устелили больные нервы
Этот снег не растает, потому что снег ничей
И судьба его навсегда оставаться первым

Боже ты дал мне свечи и тех, кто, наверно, меня поймёт
Синиц за окном и лучи пресноватого света
И теперь я жду, что этот внимательный всё же меня найдёт
Поймёт, что всё-таки холодно этой зимой
А я так слишком легко одета.


Графиня Барбосса

@темы: конец прекрасной эпохи

06:30 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Зимний bagatelle

Слышишь – пепел Клааса стучит в твои двери,
и под елками плачут пушистые звери,
и звучит за окном приговор к высшей вере.
С Новым Годом, дружок!
Видишь – нет ни огня, и ни дыма, ни дома,
заблудившись, все реки впадают в кому,
и неважно, куда ты подстелешь солому:
за тобою должок…

Слышишь – кошки съезжают с заснеженной крыши,
и тихонько смеются за стенами мыши,
и скотина в яслях так заму-ученно дышит.
Говорят, Рождество...
Видишь – звезды все дальше горят год от года
хоть и бродит дозором мороз-воевода,
и все больше пространства, но не кислорода…
Верь в свое волшебство.

Черный Полковник

@темы: конец прекрасной эпохи

10:54 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
Я всегда твердил, что судьба - игра.
Что зачем нам рыба, раз есть икра.
Что готический стиль победит, как школа,
как способность торчать, избежав укола.
Я сижу у окна. За окном осина.
Я любил немногих. Однако - сильно.

Я считал, что лес - только часть полена.
Что зачем вся дева, если есть колено.
Что, устав от поднятой веком пыли,
русский глаз отдохнёт на эстонском шпиле.
Я сижу у окна. Я помыл посуду.
Я был счастлив здесь, и уже не буду.

Я писал, что в лампочке - ужас пола.
Что любовь, как акт, лишина глагола.
Что не знал Эвклид, что сходя на конус,
вещь обретает не ноль, но Хронос.
Я сижу у окна. Вспоминаю юность.
Улыбнусь порою, порой отплюнусь.

Я сказал, что лист разрушает почку.
И что семя, упавши в дурную почву,
не дает побега; что луг с поляной
есть пример рукоблудья, в Природе данный.
Я сижу у окна, обхватив колени,
в обществе собственной грузной тени.

Моя песня была лишина мотива,
но зато её хором не спеть. Не диво,
что в награду мне за такие речи
своих ног никто не кладёт на плечи.
Я сижу в темноте; как скорый,
море гремит за волнистой шторой.

Гражданин второсортной эпохи, гордо
признаю я товаром второго сорта
свои лучшие мысли, и дням грядущим
я дарю их, как опыт борьбы с удушьем.
Я сижу в темноте. И она не хуже
в комнате, чем темнота снаружи.


Бродский

@темы: конец прекрасной эпохи

20:04 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
дай лапу, Джим, а лучше две,
а впрочем, ни одной не надо
на днях мой голос в голове
был отключен за неуплату
и я расстроился слегка
теперь нас трое, - правда круто?
разоблачаем облака
и достаем дожди оттуда.
и достаем своих друзей
звонками в полвторого ночи
дай лапу. с лапой веселей
наверно станет, ну а впрочем
и так неплохо. можно джаз
включить и улыбнуться всуе
моря волнуются лишь раз
ты знаешь, что их так волнует?

opossum

@темы: конец прекрасной эпохи

19:06 

у каждого в жизни свой крест и свой воздушный шарик
А я сижу в ночи, и собака лает, так жалобно - куда уж там соловью,
Дедка Мороз, я пишу тебе соком лайма, кефирчиком залью и дымком завью.
Будешь читать - пожалуйста, пожелай мне вырубить это чертово ай-си-кью.
Столько народу в четыре утра в онлайне - страшно за их налаженную семью.

Такие слишком медовые эти луны, такие звезды - острые каблуки, менятрясет от каждого поцелуя, как будто губы - голые проводки, а мне быпопивать свой чаек духмяный, молиться молча каждому вечерку, менякрутили, жили, в ладонях мяли и вот случайно выдернули чеку, за этодаже в школе бы физкультурник на год освободил от своей физры, меняжует в объятьях температурных, высинивает, выкручивает навзрыд, гудитволна, захлестывает за борт, а в глазах тоска, внутри непрерывный стон,но мне нельзя апрель - у меня работа и курсовик пятнадцатого на стол.
Играю свои безвыигрышные матчи, диктую свой отточенный эпилог, чтоб изМосквы приехал прекрасный мальчик, и ткнулся носом в мой обоженный лоб.А дома запах дыма и вкус ванили, а дом-то мал и грязен, как я сама, амне не написали, не позвонили, не приоткрыли тайные закрома. Таскаюсьпо проспектам - как будто голой, да вот любой бери меня не хочу - игород цепко держит клешней за горло, того гляди задушит черезчуть-чуть, приду под вечер, пью, залезаю в ванну, как тысячи таких жекак я девиц, а что у вас немедленно убивало, здесь даже не хватает наудивить.
И это не любовь - а еще покруче, всё то, что бьет наотмашь, издалека. Такие слишком синие эти тучи, такие слишком белые облака.
Ребята, мой плацдарм до травинки выжжен, разрытые траншеи на полдуши.Ребята, как же я вас всех ненавижу, всех тех, кто знает, как менярассмешить. Вы до конца на мне затянули пояс, растерли закостенелоедокрасна, а после - всё, свободна, билет на поезд и поезжай в свойПитер. А в нем весна.
Но мне в большом пакете, сухпай на выносотдали, нынче кажется, всё на свете, мне б успокоить это, что появилосьхоть выносить, оставить в себе до смерти. Да вы богатыри - ведь пробитьнепросто махину эту - а по последней версии сто шестьдесят четыреживого роста, полцентнера почти неживого веса. Да я вернусь,когда-нибудь, да наверно, опять вот так, минуточкой, впопыхах, но утебя очки и немножко нервно и волосы - специально, чтоб их вдыхать.
И как я научилась при вас смущаться и хохотать до привкуса на губах, как вы так умудряетесь помещаться в моей башке, не большей чемгигабайт? В моих руках, продымленных узких джинсах, в моих глазах, впрожилочках на висках, как удалось так плотно расположиться, и ни намиг на волю не отпускать? А жизнь совсем иначе стучит и учит - не сметьсчитать, что где-нибудь ждут-грустят. Как вы смогли настолько меняприщучить, что я во сне проспыаюсь у вас в гостях? Ведь я теперь несмогу уже по-другому, закуталась в блестящее волокно. Такие слишкомдлинные перегоны, такой свистящий ветер через окно.

Уйдите и отдайте мое хмельное, земное одиночество, мой фетиш.
А может быть я просто немножко ною, чтобы проверить, всё ли ты мне простишь.

Изюбрь

@темы: конец прекрасной эпохи

Bedtime stories

главная